Форум » Сборная команда России (Russian National Team) » Мария ТОЛКАЧЕВА » Ответить

Мария ТОЛКАЧЕВА

Lala: Мария Толкачева, ЗMC, 08.08.1997 Жуковский-Дмитров ЦФO, Русь

Ответов - 141, стр: 1 2 3 4 5 All

Natalii: 2017 Новогорск

Natalii:

Natalii:


Natalii:

Natalii:

Natalii:

Natalii:

Natalii:

Natalii: Этап Кубка Мира Ташкент 2017

Natalii: Этап кубка мира Гвадалахара 2017

Natalii: Гран-при Холон 2017

Natalii:

Natalii: Кубок мира Берлин 2017

Школьник: С днём рождения!

Natalii: Кубок мира Казань 2017

Natalii:

Natalii:

Школьник: С днём рождения!

Школьник: Мария Толкачева: мечтаю о любви, троих детях и хаски Олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Мария Толкачева в беседе с «Подмосковье сегодня» рассказала о том, как начался ее путь в большой спорт, как волновалась перед первой встречей с Ириной Винер, почему лучшая подруга Анастасия Татарева хотела поделиться золотыми медалями. Она работает по десять часов в день, обожает Ремарка, не зацикливается на талисманах и приметах, ждет предложений от ТВ, мечтает о счастливой семье и большом доме. – Маша, вы были послушным ребенком? – Скорее да, чем нет. – В художественную гимнастику вы изначально пришли не за медалями, а по желанию родителей, которые хотели видеть вас здоровенькой и с красивой осанкой, верно? – Конечно, родители отдали меня в гимнастику для здоровья. Она меня сразу заинтересовала, заниматься каким-либо другим видом спорта мысли не возникало. Если вдруг простужалась, все равно рвалась из дома на тренировки. – Вы родились в Орехово-Зуево. Там и начали путь в большой спорт? – Да. В четыре года пришла к тренерам Валентине Крыловой и Марии Клоповой. Они меня вывели на определенный уровень, с ними я выиграла первые турниры. Затем наша семья переехала в Жуковский. Родителям стало удобнее добираться в Москву на работу, брату – в институт. А я продолжила занятия гимнастикой в спортшколе «Метеор» у заслуженного тренера России Татьяны Головиной, Зитты Буковой, Елены Илюхиной. Я всех учителей помню, всем благодарна. – Еще один вопрос про Орехово-Зуево. Вы, конечно, знаете, что до вас там взошла звезда олимпийской медалистки Анны Павловой. Знакомы с ней? – Не знакома. Отделение спортивной гимнастики находилось в другом зале. Но я все знаю про Аню, горжусь, что мы с ней дошли до Олимпийских игр из одного города. – Вы сами ожидали, что все так быстро и удачно будет складываться в спорте? – Я всегда занималась с удовольствием, с желанием, не думала ни о каких медалях. Просто полюбила гимнастику и старалась выполнять все, что говорил тренер. – Если занимали не первое место, а, скажем, третье, сильно расстраивались? – Вообще-то на верхней ступеньке пьедестала стоять приятней всего. (Улыбается.) Если первой стать не удавалось, то огорчалась, но не психовала. Снова шла в зал и работала. – Из Жуковского в 14 лет вы решили перебраться в Дмитров, в спортшколу олимпийского резерва к тренеру Анне Дьяченко. Вы понимали, что это уже профессиональный спорт? – Мы с мамой послушались тренера Татьяну Головину, которая была уверена, что в Дмитрове я смогу добиться большего, что получу шанс попасть в сборную России. И я поехала на просмотр к Анне Дьяченко. Она приняла меня в свою группу, за год подготовила для чемпионата России по мастерам. Выступила хорошо, и тут же пришел вызов в Новогорск к Ирине Винер. В 14–15 лет я уже понимала, что гимнастика – это не только занятия для здоровья. Спорт поглотил меня. Тренировки, тренировки, тренировки… Два занятия в день по 4–6 часов… – Первый разговор с Ириной Винер помните? Когда после просмотровой тренировки шли за «приговором», коленки-то, наверное, тряслись? – Конечно, переживала. Еще по пути в Новогорск. Думала, оставят меня на базе сборной России или нет. На просмотр приехали 15 девочек. Мы показывали кусочки из упражнений. После этого Ирина Александровна подозвала, посмотрела в глаза и сказала: «Хорошая девочка. Некоторые элементы нужно подтягивать… Оставайся работать». И отправила меня во второй состав сборной России. Я была счастлива и подумала, что не зря столько работала. Иногда меня спрашивают, велика ли в моей карьере доля везения. Возможно, везение и присутствует, но малая толика. Ежедневно работать в зале с 8 утра до 8 вечера сложно назвать везением. – Но ведь какой характер должен быть, чтобы так пахать! – Не все выдерживают. Травмы начинаются, врачи, больницы, психологически можно сломаться. Старт за стартом, смена состава, борьба за место в команде… Характер нужен. Такой, как у моей подруги Насти Татаревой. Она в прошлом году пережила сложный период. Операция, лечение, возвращение в сборную. Я старалась чаще бывать с ней. Мы ходили в кино, караоке, в кафе поесть мороженое. После победы на чемпионате мира – 2017 Настя мне говорит: «Маш, спасибо за поддержку. Эти медали я бы разрезала пополам и отдала тебе». Я ей ответила: «Ой, да не надо, у меня свои медали есть». – Вам хотелось бы выступать в индивидуальном первенстве или нравится «играть» исключительно в команде? – Я командный игрок. Всегда больше нравилось выступать в коллективе, чем в личном соревновании. В команде интересно и ответственно. Здесь сердца бьются в унисон. Острее понимаешь цену дружбы. Но и цену ошибки тоже… – Когда в олимпийском Рио шли к пьедесталу за золотой медалью, о чем успели подумать, что вспомнить? – Это были невероятные эмоции! Ни на каких других соревнованиях ничего подобного не испытываешь. Хотелось плакать от счастья. Но слезы отступили, когда до сознания дошло, что ты защитил честь страны, не подвел ни тренеров, ни родителей. Промелькнули перед глазами трудные тренировки перед Рио. «Все позади, – промелькнуло в голове. – Потрудились мы с девчонками не зря». – В этом году на чемпионате мира в двух дисциплинах сборная России уступила первые места. Крепко досталось от Винер? – Мы, конечно, были расстроены. Ирина Александровна выдала порцию критики, но в то же время сказала, что ладно, нужно делиться медалями, но только не в олимпийской дисциплине. Мы выиграли многоборье, получили путевку на Игры в Токио-2020, поэтому задача считается выполненной. – Где проводили отпуск после чемпионата мира? – С родителями ездила в Санкт-Петербург. Была там раньше, но видела город только из окон гостиницы и автобуса. А сейчас нагулялась и была в восторге! Обязательно вырвусь туда еще. То же самое и с Парижем. Четыре года назад удалось там немножко погулять, хотели с девчонками на Эйфелеву башню подняться, но там очередь длинная, не смогли. В Барселону еще хочется, там ни разу не была... После Питера со сборной России провела восстановительный сбор на итальянских источниках в Бормио. – Вы сладкоежка? Наверное, в отпуске отдыхали и от диеты? – Было, было… – Много килограммов лишних поднабрали? – А вот это секрет! – Победы шампанским отмечаете? – Могу позволить бокал игристого полусладкого вина. – У молодежи сейчас в моде кальян… – О, нет, нет! Даже не предлагайте! (Смеется.) – Коллекционируете что-нибудь? Магнитики из-за границы привозите? – Какой-то узкой направленности нет. Если понравился сувенир, покупаю. – Некоторые спортсменки, знаю, с собой любимую детскую игрушку возят в качестве талисмана, под подушку кладут. – Я в этом плане исключение. На талисманах и приметах не зацикливаюсь. Хотя у сборной России есть правило: перед выходом на ковер встаем в круг и говорим друг другу определенные слова. Не спрашивайте, какие. Это наша тайна. – Какая книга лежит сейчас в вашей сумочке? – «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл. Давно собиралась прочесть. Любимый же писатель – Ремарк. – Кстати, вы про караоке упомянули. Помнится, Настя Татарева, обожающая, как вы поете, грозилась вас отправить на проект «Голос»... – Еще нет. (Смеется.) А музыка в самом деле нравится. Напеваю разные мелодии в зависимости от настроения и погоды – на отдыхе, в дороге. – Удивительно, почему вас, молодую и красивую, не видно в телевизионных шоу-программах! – Да сама удивляюсь. (Улыбается.) Не зовут почему-то. А хотелось бы попробовать и танцы, и коньки. Правда, времени сейчас мало, вот, надеюсь, закончу карьеру и тогда дождусь, наконец, предложения с ТВ. – Завидная вы невеста. А как себе представляете семейную жизнь? – Каждый человек мечтает о счастливой семье. Чтобы обязательно была взаимная любовь. Хочу двоих детей, мальчика и девочку. Нет, лучше троих. Еще чтобы был большой дом и собака породы хаски. ДОСЬЕ Мария Толкачева родилась 8 августа 1997 года. Заслуженный мастер спорта по художественной гимнастике. Олимпийская чемпионка Рио-де-Жанейро-2016 в групповом многоборье, шестикратная чемпионка мира, пятикратная чемпионка Европы. Награждена орденом Дружбы. В сборной России представляет Центр олимпийских видов спорта Московской области. Живет в Дмитрове. Дмитрий Тарасов

Школьник: С днём рождения!

Школьник: «Мы не знаем, будем ли завтра в составе». Мария Толкачева — о семи годах в основе и мыслях после Рио Сергей Лисин 12 февраля 16:52 Мария Толкачева, чемпионка Рио-2016 и восьмикратная чемпионка мира по художественной гимнастике, начинает второй в своей карьере олимпийский сезон в основе сборной России по групповым упражнениям. За те годы, что Толкачева стоит в составе, через команду прошло приличное количество спортсменок, кто-то не задерживался, другие, например Анастасия Максимова и Анастасия Близнюк, уходили из основы, зачастую надолго. Толкачева все это время была в главной команде, никуда не пропадала и не брала пауз. После выступления на московском Гран-при мы поговорили с Марией о том, в чем секрет такого долголетия. — Сколько лет вы уже в сборной? — Во второй состав меня вызвали сразу после Олимпиады в Лондоне, и там я провела год, пока после ЧМ в Киеве не перевели в основу. — После этого почти семь лет вы ни разу не выпадали во второй состав, в чем секрет? — Думаю, секрет в том, что есть большое желание, стремление идти к цели. И вообще, мне кажется, что в спорте очень важна дисциплина. — Вы девушка уже взрослая, олимпийская чемпионка, титулов хватает. Не разрывает между соблазнами обычной жизни и дисциплиной, о которой говорили только что? — Знаете, у нас, наверное, не было такого большого перерыва, чтобы успеть почувствовать этот соблазн, то есть мы просто не успеваем расслабляться, постоянно в напряжении. Я знаю, что все это еще впереди, спорт не вечен, поэтому сейчас отдаю ему всю себя. — Не надоело еще отдавать всю себя спорту круглый год? — Ну почему, у нас же есть отдых: после ЧМ нам дают от двух недель до месяца, и мы полностью переключаемся, восстанавливаемся и не думаем о гимнастике. Отдыхать тоже нужно. — Как нужно отдыхать Марии Толкачевой, чтобы отдохнуть? — В первую очередь, конечно, хочется уделить время родным, быть с близкими, это самый лучший отдых, как мне кажется, для любой из нас. — Теперь о теле. Рост 179, длинные ноги, как с такими рычагами умудрились избежать серьезных травм за эти годы? — Все начинается в детстве, когда первые тренеры закладывают правильную основу, мышечный корсет, который затем помогает уже во взрослой карьере. Плюс у нас много специалистов, предотвращающих травмы, то есть дело не доходит до лечения, ограничиваемся профилактикой. Слава богу, у меня все нормально, каких-то серьезных проблем до сих пор не возникало. — В данный момент впереди олимпийский сезон, вносящий дополнительный нерв. — Да, это всегда тяжело и физически, и морально. — Но для вас он второй. Сегодня легче, чем было четыре года назад, уже знаете, чего ждать? — Сложно сказать, знаю ли я, чего ждать. Мы все время работаем и не знаем, что будет дальше. Нужно каждый день доказывать себе и другим, что ты достоин. Мы не в курсе, будем ли завтра в составе, надо доказывать это делом. — Сколько составов у групповичек? — Два. И те, кого не видят зрители, кто пропадает, чаще всего оказываются во втором составе. Настя Близнюк была там, пока не попала снова в основу. — Вот об этом как раз. В Баку Ирина Винер сказала, что есть проблема с резервом. Сейчас в составе группового стоят Максимова, Близнюк и вы — три достаточно взрослые гимнастки, первые две вошли в основу еще до Лондона. Неужели молодежь настолько не тянет? — У нас есть очень перспективные молодые девочки, которые в прошлом году выступали в Москве на юниорском ЧМ, но сейчас для них очень сложный период, потому что они переходят из юниорок в сеньорки, а это совсем другие нагрузки и требования. Так что пока они перестраиваются. Все-таки подобный переход это целая ступень. — Была некая мертвая точка в карьере, когда сил уже не оставалось и хотелось все бросить? — Не знаю, можно ли назвать это такой точкой, но после Рио-2016 я очень долго думала, продолжать карьеру или нет. Но поняла, что нужно попробовать, чисто для себя. Если бы не получилось, я все равно знала бы, что попробовала, не пришлось бы кусать локти от досады. — А теперь не кусаете локти от досады, что если бы закончили, возможно, вели бы уже другую жизнь, жизнь счастливой женщины, семья, дети? — Не жалею (смеется). Все еще впереди.



полная версия страницы